Экс-Украина, Кавказ 2019

Дата Автор ZserGОставить комментарий

Автор: Иринка & ZserG

Посетили 3 страны: Россия, ДНР, ЛНР

Участники: Иринка, Сергей, Максим, Настя

Увидели Кавказ и Крым.

Полюбовались морями Черным и Азовским.

Пробег: 9700

Экс-Украина, Кавказ 2019
Экс-Украина, Кавказ 2019

Поездка намечалась не простая, поэтому теоретическая подготовка — сбор информации — была более основательной, чем обычно. Текущее положение дел уточнялось вплоть до последней недели перед стартом. Машину, как водится, в очередной раз перетряхнули. Загрузив багажник и перенеся пару раз дату старта, выдвинулись в путь.

День 1 (17.02.2019)

Карта и GPS трек

Челябинск - Октябрьский

[свернуть]

Несмотря на то, что планов и энтузиазма было много, дорога давалась нам с трудом. Доехав до середины перевала на М5, мы уперлись в хвост глухой пробки. Оказалось, на каком-то мосту развернуло фуру, и под нее залетела не успевшая среагировать легковушка. Мост, а вместе с ним и движение по м5 в обе стороны, встали намертво. Поэтому пришлось вернуться к городу Симу, и деревнями выходить на трассу уже за пробкой. Пару часов на этом мы потеряли, как минимум. Зато дорога была очень живописная, хоть и совсем не чищенная. Да что там не чищенная — асфальт-то был не везде.

К 21:00 добрались только до Октябрьского, где и заночевали.

День 2 (18.02.2019)

Карта и GPS трек

Октябрьский - Саратов

[свернуть]

Весь день ехали от Октябрьского до Саратова. По сравнению со вчерашним днем дорога изменилась, но лучше от этого не стало: утром температура понизилась и снежная каша на дороге пропала, зато поднялся сильный ветер и вскоре начался форменный буран. Местами видимость снижалась буквально до пары метров. До 11 утра трасса была сплошным катком, но потом солнце пригрело, и фары с лобовым снова стало забрасывать.

Сильный боковой ветер тоже не доставлял радости. На открытых участках переметы с обочин могли полностью заносить всю проезжую часть. Из-за практически никакой видимости (можно было смотреть на солнце в полдень сквозь буран без очков и не щурясь)  многие машины или ехали еле-еле,  или просто втыкались мордой в обочину и надеялись переждать непогоду.

Один раз, уже ближе к Саратову, мы даже увидели зависший над дорогой вертолет, который, видимо, инспектировал положение на трассе в связи с погодными условиями.

К 21:00 по Челябинскому времени мы добрались до приглянувшейся нам раньше гостиницы на объездной Саратова, в районе села Еремеевка. Кстати, в прошлый раз мы подъезжали к нему в чудовищный туман. Ну, что ж поделать, не везет нам с погодой в районе Саратова.

День 3 (19.02.2019)

Карта и GPS трек

Саратов - Донецк (Р.Ф.)

[свернуть]

Это был последний из трех дней перегона от дома до трассы Дон. Собственно, почти весь день мы ехали до города Донецк, того, что расположен в России, в Ростовской области.

От Саратова мы ушли на Борисоглебск, а оттуда, через Новохоперск и Богучар, вышли на М4. Дорога, конечно, местами далеко не в идеальном состоянии, и как-то раз мы уже зарекались ездить по ней, однако в этот раз, подумав, решили все же пробираться на трассу Дон именно так, избегая лишних крюков.

В Каменск-Шахтинском неожиданно для себя нашли музей военной техники, который вроде как и не совсем музей, а так, что-то вроде дополнения к трем отелям, стоящим очень кучно и принадлежащим одному хозяину. Они оформлены в трех разных стилях: мотоциклы, советское наследие и военная техника. Здания выдержаны в выбранном стиле как внутри, так и снаружи, хотя, байк отель чисто коммерческое предприятие и не связан ни с одним мотоклубом. Погуляли, немного пофотографировали, дали детям размяться, однако с наступлением сумерек прогулки пришлось свернуть, поскольку нам предстояло еще добраться до места ночевки в российском Донецке.

По пути в российский Донецк, навигатор предложил сократить путь через сады, которые оказались военной частью.

День 4 (20.02.209)

Карта и GPS трек

Донецк (Р.Ф) - Луганск

[свернуть]

Подъем был ранним, поскольку  с самого утра нам нужно было переходить границу в Луганскую Народную Республику, а туда, по слухам, собирается очередь до 50 машин.

На деле все оказалось не так ужасно, или нам просто повезло. Обе стороны мы прошли чуть больше, чем за полтора часа. Хотя было видно, что навстречу народу стоит почти в 3 раза больше. Тех, кто переходил границу пешком, не всегда пускали на территорию КПП, и они стояли перед забором довольно большими группами. Люди что-то покупают и переносят в обе стороны.  Идут в Россию и обратно кто с сумками, кто с чемоданами, кто с коробками от бытовой техники. 

Отвечая на вопросы пограничника о цели визита, машинально ответили «туризм» и сразу же почувствовали на себе его недоуменный взгляд. Другой вопрос, вызвавший растерянность уже у луганских — вопрос о скоростных режимах в городе/трассе, и способах его контроля. Как оказалось, камер нет, а дороги местами настолько устали, что едешь, сколько можешь, и речи о превышении не идет.

Ещё один важный момент — на въезде в ЛНР необходимо заполнить документ на машину, который потом при выезде из Республики надо будет отдать другому таможеннику. 

Сама ЛНР достаточно не большая. От границы до Луганска меньше 100 км. Но первые достопримечательности мы нашли не доезжая до города. 

На самом въезде в Луганск, слева по ходу движения, стоит Черный Танк. Он был подбит и сгорел на этом месте, весь экипаж погиб. Но он смог существенно задержать продвижение украинской армии и дать ополченцам время для подготовки к отражению атаки. Позднее его убрали с дороги и сделали мемориалом.

Въехав в город, первым делом мы попробовали проехать к руинам аэропорта. Туда, кстати, ведет отличная, но совсем не чищенная дорога, с прекрасным покрытием. Местами, правда, очень оригинально проходятся развязки. Часть мостов повреждена, поэтому «бабочки» и развязки проходятся по принципу «вот тут дорога есть, здесь и поедем». Хоть по встречке, хоть через запрещенный разворот.

Немного напрягают простреленные указатели и полное отсутствие людей и машин. А также гул от асфальта, когда едешь по следам гусеничной техники.

В снегу, который прячет от нас хороший асфальт, видны колеи, то есть кто-то туда периодически проезжает. Позднее, уже на последнем повороте к аэропорту мы с этим «кем-то» познакомились. За последним поворотом на аэропорт, когда, судя по навигатору, оставалось меньше 500м, неожиданно кончился асфальт и дорога стала почти совсем непроезжая. Мы остановились ненадолго в раздумьях, и тут же рядом припарковался джип. Мы собрались было спросить у них про дорогу, но они нас опередили, вышли с автоматами (которые, вскоре убрали, как только выяснилось, что мы не представляем никакой угрозы). Оказалось, это патруль. И они нам объяснили, что к аэропорту нам совсем-совсем никак не надо, нас там не ждут, и вообще нам лучше с этого проезда выехать обратно на асфальт вот прям здесь, задом, не разворачиваясь, ибо тут немного подминировано. И вообще, ездить можно там, где асфальт или где накатанные колеи, иначе можно очень быстро подорваться, так как минировали тут и свои, и чужие, да снаряды не разорвавшиеся, опять же, никто не отменял. В аэропорту выжила только взлетная полоса, но сейчас там военная часть и лучше нам выезжать отсюда.

Ну, нет так нет, выехали и отправились обратно в город. Информацию к размышлению приняли.

На въезде в город обустроен КП, стоят автоматчики, но все достаточно мирно. В Турции год назад было намного суровей, а тут проверяют только подозрительные машины и минивэны. А наш Логан ‑ стэлс, невидимый как для российских гаишников, так и для военных ЛНР и ДНР.

Следующий пункт программы — военно-технический музей. Это тоже было интересное приключение. Найти туда дорогу по навигатору оказалось не очень просто — он настойчиво гнал нас через закрытую (и сильно потрепанную войной) территорию военного завода. Уточнив дорогу у местных, мы таки добрались — до музея. Но он оказался закрыт. На столбе, конечно, был написан номер телефона, по которому мы, теоретически могли связаться со смотрителем музея. Однако с сотовой связью по понятным причинам в Луганской Республике сложности, и дозвониться на указанный номер могли бы только с луганской же симки. Мы, конечно, попытались, но безуспешно.

Небольшое отступление по связи в ЛНР и ДНР. На базе вышек оператора Киевстар создан оператор Феникс, у которого Украинская номерная емкость. Звонить с этих симок можно хоть куда и звонок пройдет, а вот обратный звонок проходит, только если у тебя симка ЛНР или ДНР. При этом, один и тот же номер, может существовать в ЛНР и на Украине. А т.к. мы находились в 9 километрах от Украинской стороны, то наши телефоны поймали Украинский Киевстар и все звонки уходили на Украинский номер, а не в ЛНР.

Что же до музея, то тут дополняли картину огромная собачья будка с внушительного размера следами рядом, и автоматные очереди где-то за пределами музея. Но в музей-то хочется, потому что вот же они, самолеты, стоят сразу за колючкой, и манят. В общем, вооружившись баллончиком от собак, Иринка перелезла через колючку и отправилась потихоньку на поиски хоть кого-нибудь.

Картина была потрясающая: огромные самолеты и вертолеты разбросаны по территории музея, снег по щиколотку, а единственная тропинка наполовину состоит из собачьих следов, и кругом стоит тишина, прерываемая только автоматными очередями вдали, да скрипом лопастей на ветру.

Сделав круг по территории и не найдя никого, Иринка вернулась за остальными. Перебравшись по очереди через колючку, отправились осматривать музей. Однако вскоре на горизонте, из-за какого-то ангара показался мужчина, смотритель музея, в сопровождении тех самых собак, которые оставили кучу таких внушительных следов на снегу. Он был сильно удивлен гостям, и без проблем организовал нам экскурсию по территории: рассказал про экспонаты, пустил внутрь вертолета, ну и тему войны тоже затронули. Очень было душевно и познавательно, а собаки, кстати, оказались вполне добродушными. Ну а автоматные очереди, как выяснилось, доносились со стрельбища, которое находится рядом.

Сам музей практически не пострадал от военных действий. Гранатой оторвало хвост одному самолету, сгорел один большой, и пострадало два небольших самолета. Рядом с музеем находится старый военный аэродром, потому в музей периодически что-то прилетало.

Покинув музей, мы отправились к ещё одному не менее интересному пункту нашего маршрута — Базе Ночных Волков Донбасс, где нас интересовал, прежде всего, даже не сам клуб, а их шикарные музеи. А посмотреть есть на что, Ночные Волки Луганска смогли собрать экспозицию для нескольких музеев: музей ретро авто и мототехники, музей войны на Донбассе, музей ВОВ, а на улице представлена техника, подбитая и отнятая у противника в ходе событий последних лет. Правда, «с улицы» туда, возможно, не попасть; нам пришлось предварительно списываться с членами клуба, и доставать их контакты через Ночных Волков в России.

Экскурсию нам проводил, показывал и рассказывал один из членов клуба, участник военных действий. Впечатление музей оставил неизгладимое. И даже не смотря на наше достаточно параллельное отношение к клубному мото-движению (хотя сами не один год путешествовали на мотоциклах, и сейчас, уже имея детей, нет-нет, да прокатимся на сохранившейся парочке двухколесных), но к местным Ночным Волкам мы прониклись глубоким уважением.

В музее ретро техники собраны экспонаты, в том числе и эвакуированные из здания терминала Луганского аэропорта. На некоторых из машин остались следы от пуль, т.к. вывозить машины приходилось в том числе и под обстрелами.

На втором этаже музея находится экспозиция вооружения, которая включает в себя, помимо прочего, и части ракет: баллистическая Точка-У, остатки от града, кассетные боеприпасы. На стенах представлено огромное количество фотографий, в том числе самолет НАТО в Луганском аэропорту, во время боевых действий. Американские приборы ночного видения, квадрокоптеры и сух.пайки.

Там же находится и музей великой отечественной войны. Однажды, когда ополченцы рыли окопы, оказалось, что они делают окоп в том же самом месте, где он был во времена ВОВ. Когда в этом месте начали откапывать вооружение еще с той войны, его оказалось так много, что появилась еще одна экспозиция.

На улице, на территории клуба, находится подбитая техника противника, самостоятельно установленные на шасси системы залпового огня, останки танков с пробоинами. Очень впечатляет.

Погуляв несколько часов по территории базы, мы засобирались дальше. Хотя ходить и слушать там можно часами, но дети стали уже уставать, да и времени у нашего «экскурсовода» отняли уже порядочно. Больше всего конечно впечатлили рассказы от непосредственного участника событий.

Сам по себе город Луганск, который нам пришлось проехать почти из края в край по пути в отелю, живет самой обычной тихой, не богатой и неспешной жизнью. Разрушений в городе не так уж и много — уж точно меньше, чем мы ожидали. Разве что трамваи не ходят и рельсы вросли в дорогу, да на каждом въезде-выезде стоят КП с несколькими автоматчиками. Но нас на них даже не останавливали. Да, еще видели в городе несколько патрулей. Серьезнее всего охраняется администрация города — там подъезды перекрыты ежами, солдаты стоят с Калашниковыми и РПК.

В остальном город самый обычный — кафе, отремонтированные фасады в центре, освещение, магазины, музеи, спешащий по своим делам народ. Даже шахты работают, но, по слухам, не все. Бросается, правда, в глаза, что на улице достаточно много социальной рекламы, о том что: “Россия и Донбасс едины”, “Спасибо Россия”, “Хотим мирного неба над головой”, “ЛНР будет полноценным государством” и т.д.

Здесь же, из личных бесед с местными мы узнали, что пенсионерам в ЛНР/ДНР живется лучше всех. Пенсию они получают и в РФ и на Украине, а ценники на продукты и коммуналку по сравнению с РФ низкие. Остальным живется существенно хуже, зарплаты низкие, а работы не много (шахтёрами или силовиками).

Вечерело, и мы отправились в сторону нашего отеля. Ещё находясь в России, мы забронировали себе гостиницы на все дни пребывания на Донбассе, поэтому вопрос с ночлегом был решен.

День 5 (21.02.2019)

Карта и GPS трек

Луганск - Дебальцево - Донецк

[свернуть]

Утром продолжили осмотр города.

Прежде всего, мы отправились на автовокзал, чтоб купить магнитик. В отеле сказали, что искать нам их стоит только там. Зато там мы нашли ещё и военторг, где буквально на вес закупили нашивки разных родов войск и служб Луганской Народной Республики, там было много всего, даже бронежилеты.

Затем проскочили к Половецким бабам — идолам 9-13 века, выставленным в сквере, а оттуда — к Вечному огню, Пушке у Краеведческого музея и двум трофейным британским танкам первой мировой войны.  Все это находится на разных концах одного не большого сквера, так что прогуляться между ними — дело не долгое и приятное.

Последним в списке дел стоял Луганский тепловозный завод. По слухам, там есть или был музей локомотивов и вагонов. До начала поездки нам не удалось найти достоверную информацию о том, уцелел ли он в войну и работает ли.

На месте оказалось, что работают и музей, и завод. Народ на проходной был приятно удивлен, что к ним приехали интересующиеся заводом туристы (туристами они тут вообще все не избалованы в последнее время). Однако пустить нас не смогли. Завод — режимный объект, и чтоб въехать, нужно подписанное директором завода разрешение. А директор будет «только завтра». Ждать мы, увы, не могли. Но посмотреть на нас вышли все, вплоть до зам.директора.

Перед тем, как совсем покинуть Луганск, мы проехали к поселку Металлист, который находится в сторону г. Счастье (под контролем Украины). Нам сказали, что там хорошо видны следы войны, однако существенных разрушений там не увидели. Пара уничтоженных домов, ну и ворота прострелены во многих местах.

Единственное, что немного напрягает — на обочине увидели табличку в духе «осторожно, заминировано». Информационный стенд предостерегал от съездов с трассы в лес, и в дальнейшем такие стенды нам встречались не один раз. Но при этом на самой трассе траффик довольно насыщенный.

По совету Ночного Волка, мы поехали в Донецк через Чернухино и Дебальцево. Там сейчас спокойно, и можно своими глазами увидеть, что стало с населенными пунктами после Дебальцевского Котла.

На подъезде к Чернухино прошли таможню ЛНР на выезд и отдали бумагу на машину. Съезд в Чернухино с трассы тоже сделан не по ПДД, «против шерсти». Видимо, дорога тоже уцелела не вся.

Собственно, ездят тут тоже редко, в основном грузовики, поэтому дорога в ужасающем состоянии —  не чищенная, в ямах от грузовиков и от снарядов. Местами отсутствует (взорвано, прострелено, снесено) дорожное ограждение, и особенно это «радует» на каком-нибудь заваленном спрессованным снегом с ямами мосту.

В самом Чернухино ужасающего мы ничего не увидели — те же простреленные ворота, но народ активно отстраивается, брошенных домов совсем мало.

На выезде из Чернухино нас ждал сюрприз — еще один таможенный пост ЛНР на выезд из Республики. «Давайте» — говорят, «таможенные бумажки на машину». С большим трудом доказали им, что мы их уже отдали на другом посту. Они никак не могли понять, зачем мы, проехав мимо того поста по нормальной трассе, залезли в эту деревню, и теперь обратно вылезаем на трассу. А связи между постами, чтоб проверить, отдали ли мы бумагу, нет. В итоге поверили на слово, но какое-то сомнение в глазах все же читалось.

На въезде в ДНР нам снова пришлось заполнять декларацию. И эта история заняла у нас почти час, потому что документы пришлось перезаполнять несколько раз: то крестики поставили вместо галочек, то в 25 строчке не так сформулировали. В общем, промурыжили. В конечном итоге по бумагам вышло так, что  ЛНР покинул, а в ДНР въехал только водитель с машиной, а все трое пассажиров остались в Луганской республике. Бардак.

Интересное наблюдение. В ЛНР и ДНР ездят автомобили с разными номерами на машинах: Российские, Украинские, Украинского образца с замененным флагом Украины на флаги ДНР и ЛНР, а еще с номерами ДНР и ЛНР. При этом, таможенное оформление при проезде из ДНР в ЛНР или обратно проходят все машины, кроме машин с украинскими номерами — их пропускают иногда даже без остановки.

После переезда в ДНР дорога лучше не стала, больше всего раздражали колеи в заледенелом снегу, которые были выше нашего клиренса. Вдоль дорог все также встречались обгоревшие деревья, прострелянные знаки и ограждения.

А вот в Дебальцево ситуация заметно более удручающая, чем в Чернухино. Здесь с обеих сторон дороги тянутся полностью снесенные дома, простреленные заборы, окна и пр. Видно, что тут был самый настоящий ад. Одно КП из простреленных легковушек чего стоит. Ужаснее всего смотрится местный ДК — от него уцелели внешние стены и колонны на входе, а все внутренности полностью выгорели. Монументальное, мрачное сооружение, выстоявшее, но «мертвое» и полностью выжженное. Людей на улицах мало, но нам встретился военный КрАЗ с солдатами.

В более-менее нормальном состоянии находится только вокзал — здание вокзала отстроено заново, а прилегающие постройки отремонтированы. Ходят поезда Луганск-Дебальцево-Ясиноватая (практически Донецк). На чужаков с фотоаппаратом местные реагируют очень настороженно, если не сказать нервно. Из-за попыток поснимать вокзал пришлось объясняться с каким-то начальником на предмет «кто, откуда и зачем».

В ДНР, как и в ЛНР удивил настой людей: нет ненависти к Украине (например, в Абхазии и Южной Осетии, за флаг Грузии на машине нам пришлось объясняться). Люди стараются жить, как и раньше, ходить на работу, шахты не простаивают. Достаточно много улыбок на лицах, стараются шутить. К текущей ситуации относятся как к неизбежному злу. Многие ездят как в РФ, так и на Украину. Родственники у многих там и там. Нет той зазомбированости, какая была на Украине еще в 2015 году, а к 2017 начала сходить на нет.

Из Дебальцево — в Донецк. Трасса одна, ехать недалеко, и мы рассчитывали в скором времени быть на месте.

Просчитались.

По пути в Углегорске, Енакиево хорошо были видны следы военных действий, разрушенные дома, прострелянные стены, указатели на бомбоубежища. Наиболее разрушенные пятиэтажки стояли брошенные, а людей переселяли в соседние. Получалось, что когда едешь по улице, жилой дом, следующий разрушен, потом опять жилой. Остановки кстати выкрашены в цвета ДНР, как в свое время на Украине все красили в Сине-Желтый.

Дорога проходила по ДНР и, частично, по серой зоне, рядом с линией разграничения. Уже потом, приехав домой и изучив ещё раз карты, мы выяснили, что многие земляные отвалы вдоль трассы (как бывает, когда дорогу прокапывают через небольшой холм и срывают его не весь, а только середину) — и не отвалы вовсе, а самые настоящие окопы. А поля вдоль дороги со следами от града. И хотя по Минским соглашениям до линии фронта должно быть еще далеко, но окопы, военные и гусеничная техника уже вот тут рядом под боком.

По пути, недалеко от линии разграничения нам попалась БМП-2, хотя вооружения калибром менее 100 мм должны быть в 15 км от линии разграничения.

Удивила деревня Бетманово/Красный Партизан, Верхнеторецкое. Линия фронта проходит прямо через дома и начинается в 30-300х метрах от трассы. Все обочины заминированы, о чем предупреждают знаки. В самой деревне выжили только дома местных жителей, а заправки, фермы, заводики, магазины ‑ все погибло. Более того, Верхнеторецкое находилось в серой зоне, между постом ДНР и Украинским КП, но фактически сейчас под полным контролем Украины. Местами от трассы до Украинских военных всего около 1.5 километров, хотя они должны быть намного дальше. На повороте в сторону Украины стоит блок пост и знак  кирпич, означающий, что за ним уже фронт. Самое интересное, несмотря на военные действия, железнодорожное сообщение с Украиной функционирует, но только для грузовых поездов, которые с Украины приходят пустые, а обратно уходят наполненные углем «из Южной Африки»… Лично поездов не видели, но местные рассказывают именно так.

Перед въездом на объездную Донецка стоит КП, а за ним “Кирпич” — перекрытая дорога на Донецк. Объезд только через Ясиноватую и Макеевку, с востока. Причина — война. На нашу просьбу пустить нас вперед (мы же «умные», мы про серую зону в курсе и даже какие-то карты видели в интернете, не должно быть тут войны, ага) военные делали страшные глаза и сообщали нам, что мы спятили и там впереди уже фронт. Изучение карт дома показало, что да, прям под постом окопы, а все прилегающие поля изъезжены гусеничной техникой, изрыты укреплениями и перепаханы воронками от снарядов.

Как рассказывали местные, по объездной Донецка можно было ездить еще пару лет назад, но потом Украина начала планомерно занимать серую зону и продвинулась на десяток километров вглубь республик. Многие дороги, которыми ранее пользовались разрушены или стали небезопасными, т.к. отлично простреливаются снайперами, БМП-2 и минометами. Хотя по дополнениям к Минским соглашениям в радиусе 15 км от линии соприкосновения не должно быть ничего мощнее стрелкового оружия, по факту и с той и с другой стороны периодически используется все, вплоть до танков. А минометные обстрелы никто даже не считает за обстрелы.

Делать нечего, едем в Ясиноватую. Вдоль дорог частенько попадаются блиндажи и доты. А в самой Ясиноватой все очень печально: множество разрушенных домов, противотанковые ежи и окопы встречаются прямо в городе. Из Ясиноватой на трассу не вернуться — фронт и там. Проходящий мимо мужчина средних лет меланхолично сообщает нам, что «до фронта километра 2 будет, наверное». В воздухе сильно пахнет порохом, впереди «кирпич», а с фронта навстречу проехала машина с пулевым отверстием в лобовом.

Дорога в Донецк только через Макарово, там мы в итоге и проехали.

Сам Донецк разрушен существеннее Луганска, но, вместе с тем он существенно больше и как-то богаче. Широкие улицы, новые здания  и церкви. Здесь даже строятся новые многоэтажки (может и разбираются, как поправили местные жители, но движение крана было замечено). Центр города практически не пострадал или его уже отстроили, во всяком случае, выглядит лучше Челябинска. Есть даже что-то типа Макдональдса, он тут называется ДонМак. Работают театры, музеи ‑ культурная жизнь не замерла.

Ближе к сумеркам мы решили проехать в музей паровозов, что находится на вокзале.

Сам вокзал немного побит, но в целом функционирует, хотя поезда до Ясиноватой не ходят. До нее всего 10 км, но пути разрушены и находятся непосредственно на линии фронта. Музей оказался закрыт (если он вообще работает), но одном месте было вынесено ограждение, и через него удалось попасть на ту часть выставки, что находится на улице. Гуляя по музею мы невольно вздрагивали от грохота артиллерии, однако местные жители особо не напрягались, и спокойно шли по своим делам.

Далее мы поехали к аэропорту (но, правда, снова не доехали). Уже через 400 метров от вокзала начинался кошмар: снесенные дома, останки от блок-постов, полное отсутствие людей, висящие провода, прострелянные заборы. Судя по количеству отметин на стенах, плотность огня была просто адовая. От здания аэропорта мало что осталось. Подъезжать к нему мы не стали, т.к. дорогу преграждал кирпич, а ехать под него на Донбассе неразумно, ведь можно подорваться на мине (что в день нашего приезда и сделала одна машина недалеко от пункта пропуска между ДНР и Украиной), нарваться на снайпера или попасть непосредственно на фронт. Место производит гнетущее впечатление, особенно в сумерках, особенно с учетом того факта, что артиллерию стало слышно лучше. И поскольку попасть в сводки новостей нам не хотелось, мы развернулись и выдвинулись в отель.

Сам город производит двоякое впечатление. С одной стороны, он выглядит лучше, чем мы ожидали: ходит транспорт, строятся дома, достаточно неплохие дороги. Но с другой стороны, пугает некоторая безысходность. На горизонте почти все время слышны выстрелы, не только крупнокалиберных орудий, но и автоматные очереди, если подъехать чуть ближе. И людям просто некуда бежать, поэтому они пытаются со всем этим жить. Да, нам местные говорили, что по большей части те выстрелы — это так называемые “договорняки”, ведь не для кого не секрет, что с обеих сторон есть люди, которым эта война выгодна. Но, тем не менее, это война, и гибнут люди. Хозяин отеля рассказывал, что был период, когда с ближайших к фронту окраин к нему приезжали люди на ночь, чтоб просто выспаться (хотя и на территории отеля хватает осколков, а часть стекол выбита ими). Кстати на территории Донбасса действует комендантский час, нарушать который не рекомендуется.

А еще ополченцев как таковых больше нет, поскольку всех ввели в состав регулярной армии ЛНР или ДНР. Шевроны у военных на липучке, как и погоны, так что в случае необходимости военный быстро превращается в гражданского или военного другого рода войск. Большинство военных ‑ местные или идейные из России, Абхазии, Осетии.

День 6 (22.09.2019)

Карта и GPS трек

Донецк - Краснодар

[свернуть]

С утра, проболтав с хозяином отеля почти 2 часа о жизни в Республике, отправились в город. Сначала просто покрутились по Донецку — купили снова магнитик и шевроны в военторге, посмотрели местную Царь-пушку (копию Московской) и центр; кафе, где погиб Захарченко и отель, где за пару дней до этого был совершен типа терракт, и где проживает obse. Здесь все то же самое: охраняемый автоматчиками центр, но тихо, чисто и относительно спокойно. Единственное периодически проезжают броневики OBSE.

Затем прокатились в сторону поселка Спартак, где близко проходит линия фронта. На саму линию фронта никто лезть не собирался, конечно, но посмотреть поближе интересно.

В какой-то момент мы доехали до взорванного Путиловского моста — он просто обвалился, сложившись пополам на железную дорогу внизу. При ближайшем рассмотрении под мостом нашлись люди в военной форме, а в кустах  — растяжка (леска блеснула на солнце). Артиллерию было слышно очень отчетливо, но больше всего нам не понравился близкий стрекот автомата, на той же громкости, что и в Луганске (тогда до стрельбища было 600 метров). Вокруг машины валялись осколки мин, гильзы от крупнокалиберных пулеметов и противотанковых ружей. Мы свято чтили правило «не сходить с наезженной дороги», поэтому решили, что дальше лезть откровенно небезопасно. Поэтому выдвинулись обратно в сторону города, проехав мимо многоэтажки, так называемой девятки, рядом с которой был штаб “Спарты” и “Сомали”. По пути мы снова ужаснулись мертвому району аэропорта и поехали в сторону Макеевки, обратно, на выезд из Донецка, и, затем, из ДНР в целом.

Перед отъездом решили попробовать проскочить по объездной города в сторону Ясиноватой и того поста, где нас накануне не пустили. Хотелось просто посмотреть, насколько далеко мы сможем проехать, пока не упремся в пост или кирпич.

По дороге нам встретился ещё один разрушенный в 2014 году мост, который проходил над дорогой. А ещё мы проехали какие-то окопы армии ДНР, которые остались у нас за спиной — это мы потом уже увидели, на карте, а в 3 км от линии фронта мы уперлись снова в КП. Мужик на КП меланхолично сказал, что впереди фронт, но если тебе туда очень надо, то можешь попробовать проехать прямо, «если машина пройдет». По полю, в весеннюю распутицу, по предположительно заминированной территории. Нет, спасибо.

Из Донецка есть два перехода в Россию. К одному из них подходит хорошая дорога, но там всегда «аншлаг». К другому пункту пропуска, в районе поселка Мариновка, ведет не чищенный и покоцанный асфальт, к тому же дорога проходит по краю танкового полигона и через Саур-Могилу, мемориалу времен ВОВ. Зато там мы были первыми в очереди.

Посмотрели Саур-Могилу. Хотя смотреть там теперь особо не на что, потому что она была практически полностью уничтожена в недавнюю войну. Достреливали даже до КПП на границе с Россией — там видны следы от пуль в заборе и на крыше.

Из ДНР мы выехали очень быстро, а вот на въезде в Россию нас заставили до запаски выпотрошить багажник. В РФ в этот день мы въехали еще засветло, поэтому до ночи успели добраться до Краснодара.

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Введите результат выражения: Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.